Жить вместе, трудиться вместе, иметь все общее, проповедовать о Христе. Наши братья и сестры в далекие 20-е решили воплотить этот идеал в жизнь. Но жизнь очень часто сурова к мечтам. Не суждено было сбыться и этой. Препятствия со стороны властей, гневные статьи (одна из которых так и называлась «С поля работы»), пожар (или поджог?) — и от коммуны «Прилучье» на прежнем месте остался только яблоневый сад, 12 могил и добрые воспоминания местных жителей.

До революции в России коммун не было, если не считать коммуну «Вертоград». Артель эта просуществовала недолго, всего четыре года, и было это вот как.


Любуясь на место вблизи Симферополя, примыкающее к цветущей долине, Пашков, повернувшись к Корфу, воскликнул: «Долина Сарона! Хорошо бы насадить фруктовые деревья, виноградники, создать общину-артель и назвать «Вертоград». В 1883 году  Пашков и Корф решили попробовать осуществить свою мечту и организовать сельскохозяйственную артель в Крыму. Но тогда мечте оптимистов не суждено было осуществиться.


Спустя 11 лет, как только Проханов познакомился с архивом В. А. Пашкова и М. М. Корфа, он тут же начал осуществление этой идеи. «У Ивана Степановича созревает план перейти на землю и устроить жизнь по примеру Иерусалимской церкви, как написано в книге Деяния Апостолов. К этому времени в числе верующих в Петрограде были Г. И. Фаст, брат менонит с женой, З. Н. Некрасова, вдова известного русского поэта с племянницами и другие. Все они воспламенились этой идеей и вскоре выехали из Петербурга в Симферополь (Крым). Там, на приобретенном у немцев-колонистов участке, устроили первую в России евангельскую всеобщину (коммуну) «Вертоград» («Утренняя Звезда» № 6-7–8, 1822 г. Архив ВСЕХБ). Неугодная царскому режиму, вскоре коммуна была закрыта.


«После революции, одна из первых — сельскохозяйственная коммуна, или артель, в России была организована в Новгородской губернии, Старорусского уезда, Жгловской волости, селения Ляховичи и Кузьминское. Возникла в селе Дроздино. Артель зарегистрирована 19 августа 1918 г., в коммуне — 22 человека. Председателем коммуны был избран Ларион Родионов». «Участок земли, предоставленный в пользование коммуны, площадью 569,2 десятин вырезан из земель запасного фонда Жгловского Волостного земельного отдела бывшего имения помещицы, Анны Ивановны Балкашиной, «Прилучье». Большая часть участка расположена на живописном и возвышенном берегу реки Ловати…» (Архив ГАНО)
Вот как свидетельствует об этом местная долгожительница Барсукова Наталья Ивановна, 1910 г. р.: «Помню очень хорошо коммуну. Веселые они были, общительные. Все пели очень хорошо, ходили по избам, книжечки раздавали…». По-другому и не могли жить коммунары.


— Наталья Ивановна, может быть, вы помните, как их называли?
— Баптисты они и были, почему называли? Они были баптисты. Вон через речку, на гору
подняться. Там и сейчас яблони растут и орехи. Там до сих пор еще есть двенадцать могил. Вот что осталось от коммуны. Старики часто все про коммуну рассказывали, да кому нужны были эти рассказы?
— А может быть еще что помните?
— Пожар у них был здесь. Я бегала смотреть, все горело. А почему не знаю. Мне тогда уже точно 25 лет было. А поджег ли кто — я не знаю. После пожара все разъехались.


Чтобы описать жизнь и быт коммунаров, нужно собрать множество материалов, которых в нашем распоряжении крайне мало. Но с уверенностью можно сказать, что евангелисты и баптисты старались воплотить свои социальные идеалы. Вместе преодолевать трудности голода в тяжелое время гражданской войны и после нее. Попробовать, хотя бы ощутить, радость Царства Божья на земле, используя Евангельский принцип равенства и братской любви. Поэтому в начале создания таких коллективов верующие желали видеть в своих коммунах только верующих.


Власть имущие не хотели допускать такой «дискриминации», так как это нарушало декрет «Об отделении церкви от государства» от 23 января 1918 г. В 1920 году Наркомзем разработал типичный устав для «сектантских артелей». Так, основной из пунктов устава коммуны «Прилучье» зазвучал в иной интерпретации: п. 2 «Членом коммуны могут быть все работающие граждане обоего пола, достигшие восемнадцатилетнего возраста с их семьями без различия религий и  национальностей…». Один пункт (№ 7) все — таки говорил о том, что члены обязаны способствовать развитию коммуны и «братскому единению ее членов».


Устав есть устав, но верующие старались приобщать к вере тех, кто еще не знал Бога. Так, в газете «Звезда» 1921 года в статье «С поля работы», говорилось: «… баптист Сиротин в реке Ловати в морозное зимнее время крестил двух братьев в белых халатах и чулках из коммуны «Прилучье» Старорусского уезда…»


В это время И. Сиротин был пресвитером Старорусской общины баптистов, которая и заботилась о своих братьях и сестрах в уезде. Иван Сиротин оставался пресвитером в Старой Руссе до 1926 года включительно. Потом — ответственный работник Северного Союза в Ленинграде, в «Доме Евангелия» (ГАНО).


По всей видимости, то, что власть принуждала верующих принимать на работу людей «со стороны»: другого, а точнее, вообще никакого вероисповедания, отчасти привело к распаду коммун. Да и сама идея наших братьев и сестер о строительстве Царства Божьего на земле никак не могла  вписаться в то трудное время для всего Божественного. Официально «Прилучье» ликвидировано Залучским ВИК, 21 июля 1924г.

 

 

Регистрация СМИ

Свидетельство ПИ № 3-6615 от 08.05.2003. Газета зарегистрирована Северо-Западным окружным межрегиональным территориальным управлением Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.

Учредитель

Местная Религиозная организация Христианская Евангельская Церковь Великого Новгорода Храм Христа.

Контакты

ул. Кочетова, д. 24, Великий Новгород, 173025. Телефон: +7 (8162) 659892. Факс: +7 (8162) 659081. Написать нам.