Начиная с 1822 года в Новгородскую губернию стали прибывать «прибалтийские колонисты» — переселенцы из Прибалтики и Финляндии. Крестьян привлекали дешевые земельные участки и льготы, предоставляемые правительством. Среди них было немало протестантов. Что же касается евангельских христиан-баптистов, то они появились на территории Новгородчины в 1863 году в деревнях Любине и Дерева Крестецкого района, ими были латышские крестьяне.

 

В 1869 году в Любине была основана первая Церковь из латышей. В том же году состоялась первая Государственная Регистрация верующих. «С разрешения Губернского Правления … были открыты баптистские латышские общины: Новгородская, Николаевско-Березовская, Нащинская, Кречновская, Коломовская — Новгородского уезда; Бугровская, Любенская и Лажинско-Клобучинская — Крестецкого уезда».

Газета «Рижский Вестник» 1883 г. сообщала, что баптистов в России около 12 тысяч, и «местами распространения баптизма в России служит юг России, Царство Польское и Прибалтийский край. К прибалтийским баптистам нужно еще отнести последователей баптизма, живущих в Петербурге и в губерниях: Новгородской, Псковской, Витебской». Одним из первых известных нам рукоположенных пресвитеров в Новгородской губернии с 1873–1880 годы был Андрей Каленбергс, (рукоположен в 1873 году; умер около 1913 года).

В 1894 году на Новгородчине открылась Воскресная школа, а в 1895 году организовался первый молодежный кружок. О подобном молодежном кружке рассказала Мелания Фетлер (сестра знаменитого пастора церкви Санкт-Петербурга Вильгельма Фетлера) в воспоминаниях о посещении Новгорода в 1909 году:

«Узнав, что есть верующие, я, понятно, отыскала их и познакомилась с ними, а главным образом с молодежью… Они слышали, как в других местах идет кипучая деятельность, но сами не знают, с чего начать и как продолжать, не имея никого, кто помогал бы им. Я попросила всех, серьезно думающих о своей жизни, стремящихся служить Христу и желающих использовать свое время для Его славы и на благо себе и другим, собраться для общего обсуждения этих вопросов. В назначенное время собралось человек двенадцать. Я им пояснила о цели и значении кружка, и они с радостью согласились на предложение устроить и здесь такой. Не смотря на то, что за малым исключением, все были молодые, не надеющиеся на свои силы, мы все же, уповая на Господа, избрали комитет и решили каждое воскресенье иметь по очереди собрания: молитвенное, библейское, литературное и деловое».

Мелания Фетлер не уезжала из Новгорода до тех пор, пока не организовала работу молодежных кружков, о чем в сентябре того же года она рассказала на молодежной конференции (Съезде юношеских и девичьих кружков и учителей Воскресных школ) в Ростове-на-Дону. Делегатом от Новгорода был Н. Н. Блюмберг. Приблизительно к этому же времени относятся воспоминания о плодотворном сотрудничестве латышей и русских в деле служения: В 1907 году ответственный служитель Кузьмин писал Проханову из Новгорода:

«Милый брат Иван Степанович, сообщаю вам вкратце о моей поездке по деревням. В течение 18 дней я посетил 10 деревень, где прошло 18 общений. Они начинались и заканчивались молитвой и пением стихов. Со мною посещал собрания хор братьев и сестер из латышей. Народу всегда собиралось очень много…. Приходилось много беседовать после собрания и разъяснять, так что все были довольны и говорили, что это Господь вас прислал, и просили опять посетить их…. Я был очень рад, что Господь позволил свидетельствовать о Его любви с дерзновением. Проповедь при полной тишине сильно действовала на слушателей, так, что много проливалось слез. Многие благодарили. Я обещал после нового года быть вдвоем с братом Путихон хотя и в этот раз он был со мной, наставник баптистов латышей, который хорошо переводит с русского на латышский и немецкий. Деревни, в которых я был, частью Новгородского, а частью Крестецкого уездов.»

В 1913 году Объединение латышских общин на Новгородчине организовало торжественное празднование 50-летия латышских общин Евангельских христиан-баптистов. Новгородское объединение посетили многочисленные гости, среди них Епископ Янис Инкис (сын новгородского пастора Яниса Янсона Инкиса,— автор), проживающий в Латвии.

К славному юбилею было приурочено освящение Церковного здания в д. Ермолино, которое состоялось 3 июня 1913 года. «Из Риги прибыл Я. А. Фрей со своим квартетом. Пастор общины Янис Янсон проповедовал по Марку 9:15; приезжий пастор Фрей проповедовал по книге Исход 33 главе о судьбе народов. Управляющий общины Янис Бебрис засвидетельствовал, что дом молитвы стоил 4000 рублей. Конечно, Дом молитвы был построен благодаря самоотверженной поддержке членов общины». В первое время община называлась «Никольские дачи», а с постройкой Молитвенного Дома «Табор» стала называться «Табор», что значит Фавор.

29 мая 1914 года было зарегистрировано первое Новгородское Объединение — Союз Церквей латышских баптистов: «… постановлением Губернского Правления была открыта объединенная Община Латышских баптистов Новгородского и Крестецкого уездов». Немного позднее образовались общины: Кунинская, Дерево-Латышская, на хуторе Любень Чудского уезда (община насчитывала до пятидесяти человек). По соседству с ней образовалась Теремец-Курляндская община в местечке Теремец и община в деревне Мясной Бор. В самом Новгороде было несколько общин. Одна из них собиралась на Богослужения в Доме № 1 на Артиллерийском плацу, (район Драмтеатра) другая — на Крестьянской (Сенной) площади 10. В общинах работали воскресные школы, различные кружки.

В 1925 году с 10 по 13 декабря с разрешения начальника местной милиции в с. Дубровка, близ Люболяд, прошел Губернский съезд Латышского Союза баптистов, хотя сами руководители в своих объяснительных записках в органы ГПУ обозначили его как «годичный праздник». На Съезде были представлены «отчеты» на темы: «Как укрепляется духовная жизнь верующих евангелистов» и «Прогрессирует ли религиозное чувство в других общинах или замедляется». На этот «праздник» приехали представители 16 общин, руководителем Губернского Съезда был Гравинский К. Х.

Зам. Начальника Новгородского ГПУ Мудров тут же просит ГУБАДМИН ОТДЕЛ вызвать «Гравинского и затребовать с него объяснения…». «НОВГООГПУ еще раз просит Вас дать зависящие распоряжения и указания по всем религиозным организациям, что никакие губернские, уездные и районные Съезды, конференции и т. д. не могут быть созываемы без соответствующего разрешения ГАО (Губернский Административный Отдел). Уездные же милиции и ВИКи, самостоятельно таковых разрешений не должны выдавать». Далее сообщается: «Сектанты действуют весьма хитро, устраивая в волостях, подальше от центров, разные „годовые праздники“ и пользуясь не осведомленностью милиции, получая разрешение, проводят свои Съезды и т. д. В дальнейшем необходимо, во что бы то ни стало, изжить эти явления. На это устройство Съездов под видом праздников необходимо указать в разъяснении».

Карл Христофорович Гравинский — член Церкви с 1879 года, председатель Новгородского Союза баптистов и активный член Совета общины «Табор». В 1926 году в Административном отделе Гравинский сообщал: «…Союз существовал при царизме и кроме того избран на съезде в 1918 году в Дубровской общине». В августе 1926 года в ОГПУ сообщалось, что Союз был официально закрыт «и от такового отобрана печать и штамп». Канцелярия Союза находилась в здании общины «Табор». Новгородские баптисты входили в Северный Союз с центром в С. Петербурге на Васильевском острове в «Доме Евангелия». Президент Союза ЕХБ Латвии Я. Э. Шмидтс в 2004 году, посетив Богослужение в Храме Христа Великого Новгорода по случаю празднования 135-летия первой евангельской церкви на ногородчине, поделился своими переживаниями:

«Я перечитывал списки латышей-переселенцев и увидел много знакомых имен. Это, например, латыш Николай Дробышевский. Вместе с братом они жили в Новгороде. Я познакомился с ним, когда сам был подростком. Брат Дробышевский стал духовным отцом для меня и моих друзей. Он не мог проповедовать без того, чтобы не держать в руках платка: слезы лились у него из глаз, когда он говорил о Господе. В сибирской ссылке он потерял здоровье, но любил Господа всею душою! Второй брат, который особенно дорог мне, епископ Новгородских церквей Юлий Калнынь. Его тоже сослали в Сибирь на 10 лет. Я мог бы назвать много и других имен — это герои веры!»

Советское время принесло гонения и горе всем, кто исповедовал веру в Бога. В марте 1930 г. журнал «Гость» писал: «Из Новгородской губернии сообщают, что там, у баптистских проповедников и лютеранских пасторов отнята земля, и они зачислены во „вредные элементы“. При этом в нескольких колониях все баптистские молитвенные дома и лютеранские церкви закрыты и превращены в театры и клубы» и «В Петербурге все протестантское духовенство подверглось арестам и высылкам».

Приводим дословно текст протокола заседания Комиссии по вопросам культа при НовРИК-е от 26 июня 1932 года:

«Протокол № 1

1.Слушали: О передаче здания Люболядской баптицкой молельни сельсовету под устройство клуба.

1.Постановили: Ввиду того, что здание баптицкой молельни с 1931 г. бесхозным, двадцатки не существует, здание никем не охраняется, несмотря на вывешенное объявление о взятии верующими молитвенного дома, и заключении соответствующего договора, желающих не оказалось, учитывая ходатайство с/совета о передаче здания под клуб — молитвенный дом закрыть и срочно передать с/с, Материал направить в ОБЛИК на утверждение».

В архивном деле подшит платежный документ на оплату налога на землю и строение «коллективом верующих Нащинского молитвенного дома» (так записано в документе) за первый квартал 1932 года. Церковь (Молитвенный дом) была построена в 1907 году, в ней находилась школа и библиотека,— все эти факты новая власть пренебрегла. Однако, пока шло совещание, случилось то, что можно назвать только чудом.

Ночью сильный «ветер разнес здание церкви незадолго до того, как Советская власть решила его присвоить»,— вспоминает Валентина Матвеевна Спрингис (ее брат и отец были расстерляны за веру),— я помню, что разрушение произошло летом, потому что мы с молодежью из д. Дубровки приходили смотреть. Этот Молитвенный дом был в д. Нащи. Так вот, после урагана остался только фундамент и крестильная яма. Строение было разнесено ветром по всем полям".

В 1937–1938 гг., когда религиозная деятельность приравнивалась к серьезнейшему преступлению и жестоко каралась, последовало почти полное уничтожение всех религиозных организаций и служителей культа. Массовые репрессии распространялись прежде всего на носителей религиозной идеологии. Однако они не смогли уничтожить само религиозное сознание. Как показала Всесоюзная перепись 1939 г., две третьих населения страны считало себя верующими. И это после ряда нескончаемых репрессивных мер «безбожной пятилетки»!

Считается, что с 1937 года официально церкви евангельских христиан-баптистов на Новгородчине не существовало, до 1967 года (хотя в отчетных документах исполкомов по всей Новгородской области значились группы верующих евангельского толка). Но что эти сведения и отчетные документы по сравнению с живой и неугасаемой верой человеческих сердец!

Корабель А. И. из книги “Евангельское Движение на Новгородчине”

 

 

Регистрация СМИ

Свидетельство ПИ № 3-6615 от 08.05.2003. Газета зарегистрирована Северо-Западным окружным межрегиональным территориальным управлением Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.

Учредитель

Местная Религиозная организация Христианская Евангельская Церковь Великого Новгорода Храм Христа.

Контакты

ул. Кочетова, д. 24, Великий Новгород, 173025. Телефон: +7 (8162) 659892. Факс: +7 (8162) 659081. Написать нам.